Экспертиза Оценка
Суббота, 15.12.2018, 02:45
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Негосударственные судебные экспертыРегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

3.3.  Негосударственные судебные эксперты.

 

Как уже выше отмечалось, судебным экспертом может быть назначено любое лицо, обладающее необходимыми для дачи заключения знаниями. Закон не требует, чтобы судебная экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных экспертных учреждений. Судебные экспертизы производятся экспертами государственных и негосударственных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных учреждений, частными экспертами.

Помимо государственных судебных экспертов, судебные экспертизы согласно ст. 41 ФЗ ГСЭД, процессуальным кодексам и КоАП РФ могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющиеся государственными судебными экспертами, и вызванные для дачи заключения. Такими судебными экспертами могут являться:

пенсионеры, в прошлом сотрудники государственных экспертных учреждений;

частные эксперты-профессионалы, у которых эта деятельность является основной;

эксперты - сотрудники негосударственных судебно-экспертных учреждений;

работники неэкспертных организаций, обладающие необходимыми специальными знаниями*(68).

Законодатель (ст. 41 ФЗ ГСЭД) распространил на судебно-экспертную деятельность частных экспертов и сотрудников негосударственных экспертных учреждений действие ряда статей ФЗ ГСЭД, где упоминаются государственные судебные эксперты.

Если частный эксперт взялся за производство экспертизы и в его адрес вынесено постановление или определение суда, он обязан:

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела;

исполнять обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

Согласно ст. 41 ФЗ ГСЭД негосударственный эксперт не вправе:

вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела;

самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы;

сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением лица или органа, ее назначивших;

уничтожать объекты исследования либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

На негосударственных экспертов распространяется принцип независимости эксперта, согласно которому при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

Выше уже отмечалась недостаточность правовой базы, регулирующей деятельность негосударственных экспертов. Если по отношению к государственным судебным экспертам профессиональные и квалификационные требования прописаны в ст. 13 ФЗ ГСЭД, то в отношении негосударственных экспертов такие требования ничем не предусмотрены. Для проверки уровня профессиональной подготовки государственных судебных экспертов создаются ведомственные экспертно-квалификационные комиссии. Определение же уровня подготовки негосударственных экспертов, помимо упомянутой выше системы добровольной сертификации, ничем не регламентируется. Нам представляется, что необходимо законодательное закрепление единого подхода к определению профессиональных и квалификационных требований к государственным и негосударственным судебным экспертам. В противном случае правоприменитель будет неизбежно сталкиваться с трудностями выбора кандидатуры эксперта и оценки его компетентности.

Процессуальными кодексами и КоАП РФ выбор конкретного эксперта, которому поручается проведение экспертизы, не регламентирован. Законодатель предоставляет лицам, участвующим в деле, право ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или о проведении экспертизы в конкретном экспертном учреждении, заявлять отвод эксперту.

Суд должен рассмотреть подобные ходатайства и, руководствуясь нормами закона, либо удовлетворить их, либо отказать в удовлетворении. Следовательно, определение выбора конкретного эксперта является прерогативой суда. При этом суд обязан мотивировать выбор эксперта и отклонение кандидатур экспертов и экспертных организаций, предложенных участвующими в деле лицами. Немотивированное отклонение кандидатуры эксперта способно повлечь оценку заключения эксперта, назначенного судом, как недопустимого доказательства по делу (см., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.10.1999 N Ф03-А73/99-1/1529)*(69).

Выбор конкретного эксперта для проведения экспертизы поручается судом руководителю государственного судебно-экспертного учреждения либо осуществляется самим судом из числа иных лиц, обладающих специальными знаниями. При выборе кандидатуры эксперта должны учитываться единые подходы и общие критерии, позволяющие отдать предпочтение тому или иному эксперту, проверить его компетентность и отсутствие оснований для отвода.

На практике при выборе кандидатуры эксперта суд вынужден исходить из формальных сведений об образовании, занимаемой должности и практическом опыте данного лица. Однако сведения, сообщаемые об эксперте, не всегда находят свое документальное подтверждение.

Документы государственного образца: копии дипломов о высшем и послевузовском образовании, документы, подтверждающие стаж экспертной работы в данной отрасли области судебной экспертизы, наличие экспертных специализаций нередко не предоставляются. Вместо этого фигурируют разнообразные свидетельства и справки о прохождении краткосрочных курсов и стажировок, которые выдаются различными фирмами, не аккредитованными в качестве образовательных учреждений.

Негосударственные эксперты нередко указывают вымышленные должности, отсутствующие в штатном расписании той организации, от имени которой они выступают. Так, одним из доказательств, используемых стороной обвинения для доказывания вины В. в совершении инкриминируемых ему деяний, явилось заключение эксперта фонографическо-лингвистической экспертизы Л. По ходатайству стороны защиты суд признал это доказательство недопустимым, полученным с нарушением установленного законом порядка. В заключении эксперта должны быть указаны сведения об эксперте, в том числе его образование, специальность, занимаемая должность и некоторые другие сведения, перечисленные в ст. 204 УПК РФ. Вопреки этим требованиям в заключении эксперт Л. указала специальность, которой заведомо не обладает - вместо полученной специальности "Русский язык и литература" указала несуществующую специальность "Филолог". Полученные Л. по окончании вуза ученые звания и степени не отменяют и не изменяют специальности, полученной при обучении. В соответствии с законом ученые степени и звания указываются отдельно от специальности. В заключении должна быть указана занимаемая экспертом должность. Согласно заключению эксперта Л. являлась руководителем "экспертной службы" ООО "ЦНТ", однако в штатном расписании данной организации такая должность не значилась. Сообщение же суду недостоверных сведений о занимаемой экспертом должности и штатном расписании явилось основанием для вынесения частного определения в адрес руководителя организации, в которой трудится эксперт.

Другой пример. Анализ заключения негосударственных экспертов, выполнивших по уголовному делу психолого-лингвистическую экспертизу, показал, что эксперты приписали себе вымышленные квалификации "судебного эксперта-психолога", "эксперта-лингвиста", которые заверили оттисками самонаборных штампов, имитирующих печати индивидуальных предпринимателей ("психолога-эксперта", "эксперта-психолингвиста"). Тем самым эксперты представили в заключении эксперта недостоверные персональные данные (заведомо ложные сведения о себе), тем самым ввели участников уголовного процесса в заблуждение относительно своей специальности, экспертной специализации, квалификации и опыте экспертной работы.

В определении о назначении экспертизы суд должен мотивировать выбор эксперта (экспертного учреждения), в том числе указать причины, по которым суд отклоняет кандидатуры экспертов или экспертных учреждений, предложенные лицами, участвующими в деле, а также указать обстоятельства, подтверждающие (документально) наличие у назначаемого эксперта специальных знаний по вопросам, касающимся рассматриваемого дела, а если экспертиза будет проводиться в судебно-экспертном учреждении - наличие в этом учреждении необходимых для проведения назначенной экспертизы специалистов и условий.

Анализ судебной практики показывает, что суд в момент назначения экспертизы не всегда должным образом выясняет вопрос о возможности ее проведения конкретным экспертом или в соответствующем экспертном учреждении. Это упущение приводит в дальнейшем к затягиванию рассмотрения дела, обусловленному возникающей потребностью заменить эксперта или экспертное учреждение.

Например, по одному из дел суд при назначении судебно-технической экспертизы документов для установления времени изготовления документа надлежащим образом не выяснил вопрос о возможности ее проведения в названном судом государственном судебно-экспертном учреждении. Экспертное учреждение отказалось проводить экспертизу и возвратило материалы в суд, сославшись на то, что исследования данного вида не проводятся в этом учреждении из-за отсутствия необходимой приборной базы. В другом случае судебная экспертиза назначалась судом три раза. Первый раз строительно-техническая экспертиза была поручена Управлению государственных инспекций надзора администрации субъекта РФ, которое отказалось проводить экспертизу со ссылкой на то, что ему не может быть поручено проведение экспертизы, поскольку оно не является государственным судебно-экспертным учреждением. Суд возобновил производство по делу и впоследствии вновь назначил строительно-техническую экспертизу, поручив ее проведение государственному учреждению Красноярская лаборатория судебной экспертизы, которое также отказалось от проведения экспертизы со ссылкой на невозможность дать заключение, в частности, в связи с отсутствием специалиста по инженерным коммуникациям.

Производство по делу было вновь возобновлено. После этого суд в третий раз назначил экспертизу, поручив ее проведение государственному проектному институту. Причем ни в одном из трех определений о назначении строительной экспертизы суд никак не мотивировал выбор экспертных организаций и не выяснял наличие в них необходимых для проведения назначенной экспертизы специалистов, ссылаясь лишь на то, что соответствующие экспертные организации предложил истец*(70).

Судебная экспертиза может быть проведена на основании определения, вынесенного судом, в порядке, предусмотренном процессуальным кодексом. Не является заключением эксперта оценка, проведенная экспертными организациями без соответствующего определения суда.

Покажем это на примере. Предприниматель А. обратился в арбитражный суд с иском к предпринимателю Б. о признании права собственности на нежилые помещения. Арбитражный суд назначил проведение экспертизы для выяснения вопроса, учинены ли подписи на документах (договоре и расписке) предпринимателем А. или другим лицом, поскольку данные обстоятельства имеют существенное значение для дела и для их установления требуются специальные познания. В ходе судебного заседания истец сделал заявление о фальсификации указанного договора и расписки, представленной ответчиком. В судебном заседании истец заявил ходатайство о приобщении к материалам дела заключения эксперта. Ответчик возражал, так как оно получено с нарушением норм процессуального права. При рассмотрении ходатайства судом было установлено, что истец ходатайствует о приобщении к делу "заключения эксперта", составленного по результатам исследования документов (договора и расписки), произведенного по инициативе истца на основании гражданско-правового договора на проведение экспертизы, заключенного между истцом и экспертной организацией, а не на основании соответствующего определения арбитражного суда по данному делу. На разрешение экспертизы истцом были поставлены иные вопросы, чем в экспертизе, назначенной арбитражным судом. Представленный истцом документ нельзя рассматривать в качестве такого средства доказывания, как заключение эксперта. Порядок назначения экспертизы установлен ст. 82 АПК РФ. Поскольку заключение эксперта, представленное истцом, получено с нарушением норм процессуального права, арбитражный суд отказал истцу в приобщении указанного доказательства к материалам дела. Такое "заключение эксперта" в судебной практике может быть рассмотрено в качестве письменного доказательства, но не заключения эксперта*(71).

Вход на сайт
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
Яндекс.Метрика
Copyright Экспертиза и оценка © 2018
uCoz