Экспертиза Оценка
Суббота, 15.12.2018, 03:28
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Лингвистическая экспертиза Часть 2РегистрацияВход
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

6.7. Лингвистическая экспертиза Часть 2

 

По делам, сопряженным с нарушением авторских и патентных прав

 

Каков жанр, вид и характер произведения П. "..."?

Каков жанр, вид и характер произведения Л. "..."?

Является ли оригинальной форма изложения фрагментов произведения П. "...", указанные в исковом заявлении?

Имеются ли в произведении Л. "..." текстуальные совпадения с произведением П. "..."?

Имеется ли полное или частичное сходство, тождество или различие произведений (например, литературно-художественного, публицистического или научного произведения)?

Подвергалось ли переработке произведение П. "..." в тех фрагментах произведения Л. "...", которые указаны в исковом заявлении?

Является ли произведение Л. "..." результатом переработки произведения П. "...", если да, то в каком объеме?

Можно ли произведение Л. "..." считать производным произведением от произведения П. "..."?

Является ли объект результатом индивидуального творчества (например, название, слоган, персонаж, видеоклип и т.п.)?

Является ли произведение самобытным или переработанным, отредактированным?

Может ли элемент произведения (название, фрагмент, припев, строка или строфа) употребляться самостоятельно?

Оригинален ли словесный компонент, словосочетание, элемент произведения (название, имя персонажа и т.д.)?

Аутентичен ли перевод оригиналу?

Каково значение текста (например, формулы изобретения, пункта договора)?

Каково значение, этимология слова, сочетания слов в контексте произведения?

 

По делам, связанным с объектами интеллектуальной собственности (товарных знаков, фирменных наименований и иных средств индивидуализации)

 

Обладают ли сходством художественно-графические решения сравниваемых товарных знаков N... и N...?

Являются ли сходными до степени смешения комбинированный товарный знак N... и товарный знак ...?

Какие слова в русском языке и основных литературных языках мира относятся к индивидуальным, уникальным словам?

Является ли название "..." индивидуальным, уникальным, т.е. оригинальным, неповторяющимся?

Имеет ли принципиальное значение для идентификации комбинированного товарного знака со словесным элементом "..." написание данного слова заглавными или строчными буквами?

Сходны ли между собой словесные элементы названных товарных знаков, имея в виду фонетическое, смысловое, графическое сходство?

Какие слова входят в состав словесного обозначения, входящего в структуру комбинированного товарного знака, состоящего из двух компонентов (графического и словесного)?

Имеются ли в составе словесного компонента рассматриваемого комбинированного знака слова, являющиеся общепринятыми наименованиями или терминами, характерными для какой-либо конкретной отрасли производства или области науки и техники?

Доминирует ли в рассматриваемом комбинированном товарном знаке вербальный компонент (словесное обозначение) или графический?

Имеется ли сходство противопоставленных объектов (в целом или в отдельных частях, компонентах) до степени смешения (например, товарных знаков или фирменных наименований, доменных имен).

 

По делам, связанным с предвыборной агитацией

 

Имеются ли в словах ... в тексте листовки ... обещания автора материала передачи избирателям денежных средств и других материальных благ по итогам голосования?

Имеется, в тексте информация, направленная на возбуждение национальной ненависти и вражды, унижение национального достоинства ... и ..., а также иные признаки экстремистской деятельности?

В последнее время участились случаи споров о наличии авторских прав на отдельные части литературного произведения, вплоть до названий, имен персонажей, что требует рассмотрения слов русского языка, особенно имен собственных, в аспекте индивидуального творчества. Это связано с тем, что творческая самостоятельность произведения - важное условие приобретения им правового статуса объекта, подпадающего под защиту авторского права. Определение оригинальности или неоригинальности произведения - задача для экспертов-лингвистов нетривиальная. Ведь многие объективно новые творческие результаты могут быть достигнуты, получены разными лицами, работающими параллельно, независимо друг от друга. Авторское же право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются уникальными, оригинальными. Это относится как к произведению целиком, так и к отдельным частям произведения, если эти части могут употребляться самостоятельно и являются оригинальными.

Так, по запросу генерального директора Закрытого акционерного общества "Издательский дом "Комсомольская правда" было проведено лингвистическое исследование словосочетания "Лица года". Перед специалистами были поставлены вопросы: "Какие слова и словосочетания в русском языке относятся к индивидуальным, уникальным словам? Является ли словосочетание "Лица года" индивидуальным, уникальным, т.е. оригинальным, неповторяющимся? Отражает ли словосочетание "Лица года" творческую самобытность какого-либо автора и содержатся ли в нем какие-либо признаки индивидуального авторского стиля? Насколько распространено в современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе массмедиа данное словосочетание?"

В результате было установлено, что в современном русском языке к индивидуальным, уникальным словам относятся окказионализмы и неологизмы. Словосочетание "Лица года" индивидуальным, уникальным, т.е. оригинальным, неповторяющимся, не является. Словосочетание "Лица года" творческую самобытность какого-либо автора не отражает. Признаки индивидуального авторского стиля в нем не содержатся. В современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе массмедиа данное словосочетание широко распространено для наименования различных конкурсов и номинаций*(180). Поскольку словосочетание "Лица года" не является уникальным, оригинальным и неповторимым и, следовательно, не обладает охраноспособностью с точки зрения авторского права, судебной перспективы подачи иска не имелось.

Другая проблема - это установление охраняемых и неохраняемых элементов в составе комбинированных товарных знаков, фирменных наименований, включающих словесный компонент. Для определения различия или сходства до степени смешения какого-либо обозначения с товарным знаком необходимо назначение лингвистической экспертизы.

Типичный пример.

ЗАО "Аргументы и факты", г. Москва, обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО "Республика", г. Ижевск, об обязании прекратить нарушения исключительных прав на товарный знак "АиФ" и использование товарного знака "АиФ" в логотипе товара. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены по следующим основаниям*(181).

В соответствии со свидетельством от 22.09.1997 N 156411 ЗАО "Аргументы и факты" является владельцем зарегистрированного товарного знака "АиФ". Свидетельство удостоверяет исключительное право владельца на товарный знак и приоритет последнего для товаров 16-20 класса Международной классификации товаров и услуг, в том числе для печатной продукции, с 10.04.1997.

Согласно ст. 4 Закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другим лицам. Нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

ЗАО "Республика" занимается распространением газеты "АиФ Удмуртии", название которой в качестве составной части включает товарный знак истца, т.е. является обозначением, сходным с его товарным знаком до степени смешения. Для определения различия или сходства до степени смешения названного обозначения с товарным знаком судом первой инстанции назначена экспертиза. В заключении экспертизы содержатся выводы о том, что обозначение "АиФ Удмуртии" сходно до степени смешения с обозначением "АиФ", зарегистрированным в качестве товарного знака. Вывод сделан по результатам сопоставительного графического, фонетического и семантического смыслового анализа, поскольку обозначение "АиФ Удмуртии" может в целом ассоциироваться в сознании потребителей с обозначением "АиФ", несмотря на отдельные отличия данных обозначений.

По мнению вышестоящих судебных инстанций, вывод суда первой инстанции о нарушении исключительного права на товарный знак правомерен, соответствует нормам п. 2 ст. 4 Закона о товарных знаках, п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (в ред. приказа Роспатента от 19.12.1997 N 212).

Лингвистическая экспертиза по делам о нарушении прав на товарный знак может оказать существенную помощь арбитражному суду для вынесения обоснованного и законного решения, поскольку в ее рамках можно установить сходство до степени смешения противопоставляемых словесных обозначений по фонетическому, семантическому и графическому критериям. Заметим, что по общему правилу словесное обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. При этом наличие только звукового сходства одного из элементов товарного знака истца и обозначения, применяемого ответчиком, не позволяет сделать вывод о сходности этого обозначения с товарным знаком истца до степени смешения.

В арбитражных спорах нередко оспаривается предупреждение, вынесенное СМИ по факту распространения экстремистских материалов, пропаганды наркотических средств и психотропных веществ.

Применительно к злоупотреблению свободой массовой информации под деяния, за которые СМИ может быть вынесено предупреждение ( с перспективой дальнейшей ликвидации СМИ как юридического лица), подпадает такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной этнической (национальной), расовой (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них, порождает напряженность в обществе, нетерпимость к сосуществованию людей разных рас, национальностей и вероисповеданий, поскольку создает благоприятную почву для межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Термин национальная, религиозная, расовая исключительность или превосходство означает преобладание по каким-либо признакам одной группы людей над другими в силу несовершенства последних, т.е. якобы их природной, биологической, социальной, нравственной ущербности или порочности.

Под пропагандой понимается распространение среди широкого круга лиц идей, взглядов, представлений или побуждений действиям, направленным на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды. Вербально она может выражаться в виде призывов, воззваний, поучений, советов, предостережений, требований, угроз и т.п. Выявление смысловой направленности высказываний, разоблачение скрытых приемов и способов пропаганды национальной, религиозной розни и вражды является центральным звеном в установлении противоправности совершаемого деяния*(182).

Сложность возникает в правовой квалификации публичных высказываний и текстов СМИ в качестве экстремистских материалов. Это объясняется тем, что толкование и интерпретация смысла высказываний требует привлечения специальных лингвистических познаний не только в случаях использования специальных манипулятивных приемов речевого воздействия на аудиторию или камуфляжа ксенофобных высказываний средствами изощренной словесной эквилибристики, но и для выявления рефлексируемой аудиторией пропаганды и агитации, призывов к совершению тех или иных действий, угроз и подстрекательств, оправдания террористических актов.

Приведем конкретный пример из судебно-экспертной практики.

На разрешение судебной экспертизы был представлен материал, опубликованной в газете "П..." на 24 страницах N 1 за март 2004 г. Перед экспертом были поставлены следующие вопросы.

Имеются ли в тексте статьи "Обращение...", опубликованной в N 1 (58) за март 2004 г. газеты "П...", высказывания, содержащие призывы к осуществлению экстремистской деятельности, если имеются, то какой именно:

деятельности общественных и религиозных объединений, либо организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленной на:

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушения целостности Российской Федерации;

подрыв безопасности Российской Федерации;

захват и присвоение властных полномочий;

создание незаконных вооруженных формирований;

осуществление террористической деятельности;

возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижение национального достоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходной с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

публичные призывы к осуществлению указанной деятельности либо совершению указанных действий;

финансирование указанной деятельности либо иное содействие осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической, материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.

Имеются ли в тексте статьи "Обращение...", опубликованной в N 1 (58) за март 2004 г. газеты "П...", высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, на унижение достоинства человека, либо группы лиц по признакам национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе?

Исследованию был подвергнут текст указанной статьи, опубликованной в N 1 (58) за март 2004 г. газеты "П..." на странице 1.

В результате проведенного исследования эксперт пришел к выводу, что в тексте статьи "Обращение...", опубликованной в N 1 (58) за март 2004 г. газеты "П...", не имеется высказываний, содержащих призывы к осуществлению экстремистской деятельности. В тексте статьи имеются высказывания, направленные на возбуждение расовой, национальной и социальной розни, связанной с насилием. Однако в тексте статьи "Обращение...", опубликованной в N 1 (58) за март 2004 г. газеты "П...", не имеется высказываний, направленных на пропаганду исключительности, превосходства чеченских граждан по признаку их национальной принадлежности.

В ходе судебно-лингвистического исследования текста к компетенции экспертов-лингвистов относится выявление в нем высказываний, в которых экстремизм или его разновидности упоминаются как явление, а также выделение среди них оценочных высказываний ксенофобной направленности, толкование и интерпретация их семантики.

Приведем некоторые типовые вопросы по данной категории дел*(183).

Имеются ли в текстах "..." слова, выражения или высказывания, содержащие негативные оценки в адрес какой-либо одной национальной, конфессиональной или социальной группы по сравнению с другими социальными категориями?

Имеются ли высказывания, содержащие резкую негативную оценку или выражающие неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей этнической группе. Если есть, то в какой форме они выражены: утверждения, мнения, эмоционально-экспрессивной оценки, субъективно-оценочного суждения и т.п.?

Является ли автором высказываний, содержащих негативную оценку, высказываемую в адрес какой-либо этнической, социальной группы, редакционная коллегия или высказывания с отрицательной оценкой даны в виде цитат, персональных мнений респондентов, личного мнения комментатора, корреспондента или официальных лиц?

Имеются ли высказывания, содержащие пропаганду неполноценности граждан какой-либо национальности или социальной группы по сравнению с другой нацией или группой?

Имеются ли высказывания, содержащие призывы к осуществлению каких-либо враждебных или насильственных действий по отношению к лицам какой-либо национальности?

Имеются ли высказывания уничижительного характера по отношении к лицам какой-либо национальности, этнической или социальной группы?

Имеются ли высказывания побудительного характера или фразы в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной группы за счет другой?

Имеются ли высказывания, которые с точки зрения современного носителя русского языка можно истолковать как приписывание всем представителям одной этнической группы следования древним обычаям, верованиям, традициям, действиям, негативно оцениваемым современной российской культурой?

Есть ли высказывания в форме утверждения о природном превосходстве одной нации и неполноценности, порочности другой?

Есть ли высказывания, содержащие утверждения о возложении ответственности за деяния отдельных представителей на всю этническую группу?

Есть ли высказывания побудительного характера, содержащие призывы к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определенной национальности, одной социальной группы против другой?

Есть ли высказывания об изначальной враждебности какой-либо нации?

Есть ли высказывания о полярной противоположности, антагонизме, принципиальной несовместимости интересов одной этнической группы по отношению к какой-либо другой?

Есть ли высказывания, где бедствия, неблагополучие в прошлом, настоящем и будущем одной социальной, этнической или конфессиональной группы объясняется существованием и целенаправленной деятельностью (действиями) другой нации, народности, социальной или этнической группы?

Имеются ли высказывания о враждебных намерениях какой-либо нации в целом?

Имеются ли высказывания, содержащие положительные оценки, восхваление геноцида, депортации, репрессий в отношении представителей какой-либо нации, конфессии, этнической группы?

Имеются ли высказывания, содержащие требования, призывы к ограничению конституционных прав и свобод граждан, каких-либо этнических, конфессиональных или социальных групп?

Имеются ли высказывания с призывами дать привилегии отдельным гражданам или группам лиц, объединенных по национальному, конфессиональному или иному социальному признаку?

Конечно, список вопросов является открытым и может и дальше расширяться в ответ на запросы практики.

 

Вход на сайт
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
Яндекс.Метрика
Copyright Экспертиза и оценка © 2018
uCoz